Николай Васильевич Гоголь
Антон Павлович Чехов

Николай Васильевич
Гоголь
Произведения

Вечер накануне Ивана Купала

Очнувшись, снял он со стены дедовскую нагайку и  уже-хотел
было  покропить  ею спину бедного Петра, как откуда ни возьмись
шестилетний брат Пидоркин, Ивась, прибежал и в  испуге  схватил
ручонками  его за ноги, закричав: "Тятя, тятя! не бей Петруся!"
Что прикажешь делать? у  отца  сердце  не  каменное:  повесивши
нагайку на стену, вывел он его потихоньку из хаты: "Если ты мне
когда-нибудь  покажешься  в хате или хоть только под окнами, то
слушай, Петро: ей-богу, пропадут  черные  усы,  да  и  оселедец
твой,  вот  уже  он  два раза обматывается около уха, не будь я
Терентий Корж, если не распрощается с твоею макушей!"  Сказавши
это,  дал  он  ему  легонькою  рукою стусана в затылок, так что
Петрусь,  невзвидя  земли,  полетел  стремглав.  Вот   тебе   и
доцеловались!  Взяла  кручина  наших  голубков; а тут и слух по
селу, что  к  Коржу  повадился  ходить  какой-то  лях,  обшитый
золотом,   с   усами,   с  саблею,  со  шпорами,  с  карманами,
бренчавшими, как звонок от мешочка,  с  которым  пономарь  наш,
Тарас,  отправляется каждый день по церкви. Ну, известно, зачем
ходят к отцу, когда у него водится чернобровая дочка. Вот  один
раз  Пидорка схватила, заливаясь слезами, на руки Ивася своего:
"Ивасю мой милый, Ивасю мой любый! беги к Петрусю, мое  золотое
дитя,  как стрела из лука; расскажи ему все: любила б его карие
очи, целовала бы его белое личико, да не велит судьба  моя.  Не
один  рушник  вымочила  горючими  слезами. Тошно мне. Тяжело на
сердце. И родной отец -- враг мне:  неволит  идти  за  нелюбого
ляха.  Скажи ему, что и свадьбу готовят, только не будет музыки
на нашей свадьбе: будут дьяки петь вместо кобз  и  сопилок.  Не
пойду я танцевать с женихом своим: понесут меня. Темная, темная
моя будет хата: из кленового дерева, и вместо трубы крест будет
стоять на крыше!"
     Как будто окаменев, не сдвинувшись с места, слушал. Петро,
когда  невинное  дитя  лепетало ему Пидоркины речи. "А я думал,
несчастный, идти в Крым и Туречину, навоевать золота и с добром
приехать к тебе, моя красавица. Да не быть тому. Недобрый  глаз
поглядел  на  нас.  Будет же, моя дорогая рыбка, будет и у меня
свадьба: только и дьяков не будет на той свадьбе; ворон  черный
прокрячет  вместо  попа надо мною; гладкое поле будет моя хата;
сизая туча -- моя крыша; орел выклюет  мои  карие  очи;  вымоют
дожди  козацкие  косточки,  и  вихорь  высушит их. Но что я? на
кого? кому жаловаться? Так уже, видно, бог велел, --  пропадать
так пропадать!" -- да прямехонько и побрел в шинок.
     Тетка покойного деда немного изумилась, увидевши Петруся в
шинке,  да  еще  в  такую  пору,  когда  добрый  человек идет к
заутрене, и выпучила на него глаза, как будто спросонья,  когда
потребовал он кухоль сивухи мало не с полведра. Только напрасно
думал  бедняжка  залить  свое  горе.  Водка щипала его за язык,
словно крапива, и казалась ему  горше  полыни.  Кинул  от  себя
кухоль  на  землю.  "Полно  горевать тебе, козак!" -- загремело
что-то басом над ним. Оглянулся: Басаврюк! у!  какая  образина!
Волосы  --  щетина,  очи  --  как у вола! "Знаю, чего недостает
тебе: вот чего!" Тут брякнул он с бесовскою  усмешкою  кожаным,
висевшим   у   него  возле  пояса,  кошельком.Вздрогнул  Петро.
"Ге-ге-ге! да как горит!  --  заревел  он,  пересыпая  на  руку
червонцы.  --  Ге-ге-ге!  да  как  звенит! А ведь и дела только
одного потребую за  целую  гору  таких  цацек".  --"Дьявол!  --
закричал Петро. -- Давай его! на все готов!" Хлопнули по рукам.
"Смотри,  Петро, ты поспел как раз в пору: завтра Ивана Купала.
Одну только эту ночь в году и цветет папоротник. Не прозевай! Я
тебя буду ждать о полночи в Медвежьем овраге".
    
Иллюстрации



© 2009 Николай Васильевич Гоголь
Биография и творчество.
Главная Биография Портреты О творчестве Произведения Иллюстрации Полезные ресурсы
IT-DON - создание сайта, продвижение сайта