Николай Васильевич Гоголь
Антон Павлович Чехов

Николай Васильевич
Гоголь
Произведения

Пропавшая грамота

  Не успел он  докончить  последних  слов,  как  все  чудища
выскалили  зубы  и  подняли  такой  смех,  что  у  деда на душе
захолонуло.
     -- Ладно! -- провизжала одна из ведьм, которую  дед  почел
за  старшую  над всеми потому, что личина у ней была чуть ли не
красивее всех. -- Шапку отдадим тебе, только  не  прежде,  пока
сыграешь с нами три раза в дурня!
     Что  прикажешь  делать? Козаку сесть с бабами в дурня! Дед
отпираться,   отпираться,   наконец   сел.   Принесли    карты,
замасленные, какими только у нас поповны гадают про женихов.
     -- Слушай же! -- залаяла ведьма в другой раз, -- если хоть
раз выиграешь  --  твоя шапка; когда же все три раза останешься
дурнем, то не прогневайся -- не только шапки,  может,  и  света
более не увидишь!
     -- Сдавай, сдавай, хрычовка! что будет, то будет.
     Вот  и  карты розданы. Взял дед свои в руки -- смотреть не
хочется, такая дрянь: хоть бы на смех  один  козырь.  Из  масти
десятка  самая  старшая, пар даже нет; а ведьма все подваливает
пятериками. Пришлось остаться  дурнем!  Только  что  дед  успел
остаться дурнем, как со всех сторон заржали, залаяли, захрюкали
морды: "Дурень! Дурень! Дурень!"
     --  Чтоб  вы  перелопались, дьявольское племя! -- закричал
дед, затыкая пальцами себе уши.
     "Ну,  думает,  ведьма  подтасовала;  теперь  я  сам   буду
сдавать".  Сдал. Засветил козыря. Поглядел на карты: масть хоть
куда, козыри есть. И сначала дело шло как нельзя лучше;  только
ведьма  --  пятерик с королями! У деда на руках одни козыри; не
думая, не гадая долго, хвать королей по усам всех козырями.
     -- Ге-ге! да это не по-козацки! А чем ты кроешь, земляк?
     -- Как чем? козырями!
     -- Может быть, по-вашему, это и козыри, только, по-нашему,
нет!
     Глядь -- в самом деле простая масть. Что  за  дьявольщина!
Пришлось в другой раз быть дурнем, и чертанье пошло снова драть
горло:  "Дурень,  дурень!"  --  так,  что  стол  дрожал и карты
прыгали по столу. Дед разгорячился; сдал в последний раз. Опять
идет ладно. Ведьма опять пятерик; дед покрыл и набрал из колоды
полную руку козырей.
     -- Козырь! -- вскричал он, ударив по столу картою так, что
ее свернуло коробом; та, не говоря ни слова, покрыла восьмеркою
масти.
     -- А чем ты, старый дьявол, бьешь!
     Ведьма подняла карту: под нею была простая шестерка.
     -- Вишь, бесовское обморачиванье! -- сказал дед и с досады
хватил кулаком что силы по столу.
     К счастью еще, что у ведьмы была плохая масть; у деда, как
нарочно, на ту пору пары. Стал набирать карты из колоды, только
мочи нет: дрянь такая лезет, что дед и руки опустил.  В  колоде
ни  одной  карты.  Пошел  уже так, не глядя, простою шестеркою;
ведьма приняла. "Вот тебе на! это что? Э-э,  верно,  что-нибудь
да не так!" Вот дед карты потихоньку под стол -- и перекрестил:
глядь  --  у  него  на  руках  туз, король, валет козырей; а он
вместо шестерки спустил кралю.
     -- Ну, дурень же я был! Король козырей! Что!  приняла?  а?
Кошачье отродье!.. А туза не хочешь? Туз! валет!..
     Гром  пошел  по пеклу, на ведьму напали корчи, и откуда не
возьмись шапка -- бух деду прямехонько в лицо.
     -- Нет, этого мало!  --  закричал  дед,  прихрабрившись  и
надев  шапку.  --  Если сейчас не станет передо мною молодецкий
конь мой, то вот убей меня гром на этом самом  нечистом  месте,
когда  я  не перекрещу святым крестом всех вас! -- и уже было и
руку поднял, как вдруг загремели перед ним конские кости.
     -- Вот тебе конь твой!
     Заплакал бедняга, глядя на них, как дитя неразумное.  Жаль
старого товарища!
     --  Дайте  ж  мне  какого-нибудь коня, выбраться из гнезда
вашего!
     Черт хлопнул арапником -- конь,  как  огонь,  взвился  под
ним, и дед, что птица, вынесся наверх
Иллюстрации



© 2009 Николай Васильевич Гоголь
Биография и творчество.
Главная Биография Портреты О творчестве Произведения Иллюстрации Полезные ресурсы
IT-DON - создание сайта, продвижение сайта