Николай Васильевич Гоголь
Антон Павлович Чехов

Николай Васильевич
Гоголь
Произведения

Иван Федорович Шпонька и его тетушка

    V. Новый замысел тетушки



     --  Ну  что?  выманил  у  старого лиходея запись? -- Таким
вопросом  встретила  Ивана  Федоровича   тетушка,   которая   с
нетерпением  дожидалась его уже несколько часов на крыльце и не
вытерпела наконец, чтоб не выбежать за ворота.
     -- Нет,  тетушка!  --  сказал  Иван  Федорович,  слезая  с
повозки, -- у Григория Григорьевича нет никакой записи.
     --  И  ты  поверил  ему!  Врет он, проклятый! Когда-нибудь
попаду, право, поколочу  его  собственными  руками.  О,  я  ему
поспущу   жиру!  Впрочем,  нужно  наперед  поговорить  с  нашим
подсудком, нельзя ли судом с него стребовать... Но не  об  этом
теперь дело. Ну, что ж, обед был хороший?
     -- Очень... да, весьма, тетушка.
     -- Ну, какие ж были кушанья, расскажи? Старуха-то, я знаю,
мастерица присматривать за кухней.
     --  Сырники  были  во  сметаною, тетушка. Соус с голубями,
начищенными...
     -- А индейка со сливами была? -- спросила тетушка,  потому
что сама была большая искусница приготовлять это блюдо.
     --  Была  и  индейца!..  Весьма красивые барышни, сестрицы
Григория Григорьевича, особенно белокурая!
     -- А! -- сказала тетушка и посмотрела пристально на  Ивана
Федоровича,  который,  покраснев,  потупил глаза в землю. Новая
мысль быстро промелькнула  в  ее  голове.  --  Ну,  что  ж?  --
спросила она с любопытством и живо, какие у ней брови?
     Не  мешает  заметить, что тетушка всегда поставляла первую
красоту женщины в бровях.
     --  Брови,  тетушка,   совершенно-с   такие,   какие,   вы
рассказывали, в молодости были у вас. И по всему лицу небольшие
веснушки.
     -- А! -- сказала тетушка, будучи довольна замечанием Ивана
Федоровича,  который, однако ж, не имел и в мыслях сказать этим
комплимент. -- Какое ж  было  на  ней  платье?  хотя,  впрочем,
теперь  трудно  найти таких плотных материй, какая вот хоть бы,
например, у меня на этом капоте. Но не об этом дело. Ну, что ж,
ты говорил о чем-нибудь с нею?
     -- То есть  как?..  я-с,  тетушка?  Вы,  может  быть,  уже
думаете...
     --  А  что  ж? что тут диковинного? так богу угодно! Может
быть, тебе с нею на роду написано жить парочкою.
     -- Я не знаю, тетушка, как вы  можете  это  говорить.  Это
доказывает, что вы совершенно не знаете меня...
     --  Ну вот, уже и обиделся! -- сказала тетушка. "Ще молода
дытына, -- подумала она про себя, -- ничего не знает! нужно  их
свести вместе, пусть познакомятся!"
     Тут  тетушка  пошла  заглянуть  в  кухню  и оставила Ивана
Федоровича. Но с этого времени она только и думала о  том,  как
увидеть  скорее своего племянника женатым и понянчить маленьких
внучков. В голове ее громоздились одни только  приготовления  к
свадьбе,  и  заметно  было,  что  она  во  всех делах суетилась
гораздо более, нежели прежде, хотя, впрочем, эти дела более шли
хуже, нежели лучше. Часто, делая какое-нибудь пирожное, которое
вообще она никогда не  доверяла  кухарке,  она,  позабывшись  и
воображая,  что  возле  нее  стоит  маленький  внучек, просящий
пирога, рассеянно протягивала к нему руку с  лучшим  куском,  а
дворовая  собака,  пользуясь  этим,  схватывала лакомый кусок и
своим громким чваканьем выводила ее из задумчивости, за  что  и
бывала  всегда  бита  кочергою.  Даже оставила она любимые свои
занятия и не ездила на охоту, особливо когда  вместо  куропатки
застрелила ворону, чего никогда прежде с нею не бывало.
     Наконец,  спустя  дня  четыре  после  этого,  все  увидели
выкаченную из сарая на двор бричку.  Кучер  Омелько,  он  же  и
огородник  и  сторож,  еще  с  раннего  утра  стучал молотком и
приколачивал кожу, отгоняя беспрестанно собак, лизавших колеса.
Долгом почитаю предуведомить читателей, что это была именно  та
самая  бричка,  в  которой  еще  ездил Адам; и потому, если кто
будет выдавать другую за адамовскую, то это сущая ложь и бричка
непременно поддельная.  Совершенно  неизвестно,  каким  образом
спаслась она от потопа. Должно думать, что в Ноевом ковчеге был
особенный  для  нее  сарай.  Жаль  очень,  что читателям нельзя
описать  живо  ее  фигуры.  Довольно  сказать,   что   Василиса
Кашпоровна   была  очень  довольна  ее  архитектурою  и  всегда
изъявляла сожаление, что вывелись из  моды  старинные  экипажи.
Самое устройство брички, немного набок, то есть так, что правая
сторона  ее была гораздо выше левой, ей очень нравилось, потому
что  с  одной  стороны  может,  как   она   говорила,   влезать
малорослый,  а с другой -- великорослый. Впрочем, внутри брички
могло поместиться  штук  пять  малорослых  и  трое  таких,  как
тетушка.
     Около  полудня Омелько, управившись около брички, вывел из
конюшни тройку лошадей, немного  чем  моложе  брички,  и  начал
привязывать   их   веревкою  к  величественному  экипажу.  Иван
Федорович и тетушка, один с левой  стороны,  другая  с  правой,
влезли  в  бричку,  и  она  тронулась.  Попадавшиеся  на дороге
мужики, видя такой богатый экипаж (тетушка очень редко выезжала
в нем), почтительно останавливались, снимали шапки и  кланялись
в  пояс.  Часа через два кибитка остановилась пред крыльцом, --
думаю,  не  нужно  говорить:  пред  крыльцом  дома   Сторченка.
Григория  Григорьевича не было дома. Старушка с барышнями вышла
встретить гостей в  столовую.  Тетушка  подошла  величественным
шагом, с большою ловкостию отставила одну ногу вперед и сказала
громко:
Иллюстрации



© 2009 Николай Васильевич Гоголь
Биография и творчество.
Главная Биография Портреты О творчестве Произведения Иллюстрации Полезные ресурсы
IT-DON - создание сайта, продвижение сайта