Николай Васильевич Гоголь
Антон Павлович Чехов

Николай Васильевич
Гоголь
Произведения

Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем

- Покорно благодарю вас за то, что с свиньею меня равняете.
     - Вот уж этого я  не  говорил,  Иван  Иванович!  Ей-богу,  не  говорил!
Извольте рассудить  по  чистой  совести  сами:  вам,  без  всякого  сомнения
известно, что, согласно с видами начальства, запрещено в городе, тем же паче
в главных градских  улицах,  прогуливаться  нечистым  животным.  Согласитесь
сами, что это дело запрещенное.
     - Бог знает что это вы говорите! Большая важность, что свинья вышла  на
улицу!
     - Позвольте вам доложить,  позвольте,  позвольте,  Иван  Иванович,  это
совершенно  невозможно.  Что  ж  делать?  Начальство  хочет  -   мы   должны
повиноваться. Не спорю, забегают иногда на улицу и даже на  площадь  куры  и
гуси, - заметьте себе: куры и гуси; но свиней и козлов я еще в прошлом  году
дал предписание не впускать на публичные площади. Которое предписание  тогда
же приказал прочитать изустно, в собрании, пред целым народом.
     - Нет, Петр Федорович, я здесь ничего не вижу, как только  то,  что  вы
всячески стараетесь обижать меня.
     - Вот этого-то не можете сказать, любезнейший друг и благодетель, чтобы
я старался обижать. Вспомните сами: я не сказал вам ни одного слова  прошлый
год, когда  вы  выстроили  крышу  целым  аршином  выше  установленной  меры.
Напротив, я показал вид, как будто  совершенно  этого  не  заметил.  Верьте,
любезнейший друг, что и теперь бы я совершенно, так сказать... но мой  долг,
словом, обязанность требует смотреть за чистотою. Посудите сами, когда вдруг
на главной улице...
     - Уж хороши ваши главные улицы! Туда всякая баба идет выбросить то, что
ей не нужно.
     - Позвольте вам доложить, Иван Иванович, что  вы  сами  обижаете  меня!
Правда, это случается иногда,  но  по  большей  части  только  под  забором,
сараями или коморами;  но  чтоб  на  главной  улице,  на  площадь  втесалась
супоросная свинья, это такое дело...
     - Что ж такое, Петр Федорович! Ведь свинья творение божие!
     - Согласен! Это всему свету известно, что  вы  человек  ученый,  знаете
науки и прочие разные предметы.  Конечно,  я  наукам  не  обучался  никаким:
скорописному письму я начал учиться на тридцатом году своей жизни.  Ведь  я,
как вам известно, из рядовых.
     - Гм! - сказал Иван Иванович.
     - Да, - продолжал городничий,  -  в  тысяча  восемьсот  первом  году  я
находился в сорок втором егерском полку в четвертой роте  поручиком.  Ротный
командир у нас был,  если  изволите  знать,  капитан  Еремеев.  -  При  этом
городничий запустил свои пальцы в табакерку, которую  Иван  Иванович  держал
открытою и переминал табак.
     Иван Иванович отвечал:
     - Гм!
     - Но мой долг, - продолжал городничий, - есть повиноваться  требованиям
правительства. Знаете ли вы, Иван Иванович, что похитивший в  суде  казенную
бумагу подвергается, наравне  со  всяким  другим  преступлением,  уголовному
суду?
     - Так знаю, что, если хотите, и  вас  научу.  Так  говорится  о  людях,
например если бы вы украли бумагу; но свинья животное, творение божие!
     - Все так, но  закон  говорит:  "виновный  в  похищении..."  Прошу  вас
прислушаться внимательно: виновный! Здесь не означается ни рода, ни пола, ни
звания, - стало быть, и животное может быть виновно. Воля ваша,  а  животное
прежде произнесения приговора к наказанию должно быть представлено в полицию
как нарушитель порядка.
     - Нет,  Петр  Федорович!  -  возразил  хладнокровно  Иван  Иванович.  -
Этого-то не будет!
     - Как вы хотите, только я должен следовать предписаниям начальства.
     - Что ж вы стращаете меня? Верно,  хотите  прислать  за  нею  безрукого
солдата? Я прикажу дворовой бабе его  кочергой  выпроводить.  Ему  последнюю
руку переломят.
     - Я не смею  с  вами  спорить.  В  таком  случае,  если  вы  не  хотите
представить ее в полицию, то пользуйтесь ею, как вам угодно: заколите, когда
желаете, ее к рождеству и наделайте из нее окороков, или так съедите. Только
я бы у вас попросил, если будете делать колбасы, пришлите мне  парочку  тех,
которые у вас так искусно делает Гапка из свиной крови и сала. Моя  Аграфена
Трофимовна очень их любит.
     - Колбас, извольте, пришлю парочку.
     - Очень вам  буду  благодарен,  любезный  друг  и  благодетель.  Теперь
позвольте вам сказать еще одно слово: я имею поручение, как  от  судьи,  так
равно и от всех наших знакомых,  так  сказать,  примирить  вас  с  приятелем
вашим, Иваном Никифоровичем.
     - Как! с невежею? чтобы я примирился с этим  грубияном  ?  Никогда!  Не
будет этого, не  будет!  -  Иван  Иванович  был  в  чрезвычайно  решительном
состоянии.
     - Как вы себе хотите, - отвечал городничий, угощая обе ноздри  табаком.
- Я сам не смею советовать; однако ж позвольте доложить:  вот  вы  теперь  в
ссоре, а как помиритесь...
     Но Иван Иванович начал говорить  о  ловле  перепелов,  что  обыкновенно
случалось, когда он хотел замять речь.
     Итак, городничий, не получив никакого успеха,  должен  был  отправиться
восвояси.

Иллюстрации



© 2009 Николай Васильевич Гоголь
Биография и творчество.
Главная Биография Портреты О творчестве Произведения Иллюстрации Полезные ресурсы
IT-DON - создание сайта, продвижение сайта