Николай Васильевич Гоголь
Антон Павлович Чехов

Николай Васильевич
Гоголь
Произведения

Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем

    Глава VI,


     ИЗ КОТОРОЙ ЧИТАТЕЛЬ ЛЕГКО МОЖЕТ УЗНАТЬ ВСЕ ТО, ЧТО В НЕЙ СОДЕРЖИТСЯ

     Сколько ни старались в суде скрыть дело, но  на  другой  же  день  весь
Миргород  узнал,  что  свинья  Ивана   Ивановича   утащила   просьбу   Ивана
Никифоровича. Сам городничий первый, позабывшись, проговорился. Когда  Ивану
Никифоровичу сказали об этом, он ничего не сказал, спросил только: "Не бурая
ли?"
     Но Агафия Федосеевна, которая была при этом, начала опять приступать  к
Ивану Никифоровичу:
     - Что ты, Иван Никифорович? Над тобой будут смеяться, как над  дураком,
если ты попустишь! Какой ты после этого  будешь  дворянин!  Ты  будешь  хуже
бабы, что продает сластены, которые ты так любишь!
     И  уговорила  неугомонная!  Нашла   где-то   человечка   средних   лет,
черномазого, с пятнами по всему лицу, в темно-синем, с заплатами на  локтях,
сюртуке - совершенную приказную  чернильницу!  Сапоги  он  смазывал  дегтем,
носил по три пера за умом и привязанный к пуговице  на  шнурочке  стеклянный
пузырек вместо чернильницы; съедал за одним разом девять пирогов, а  десятый
клал в карман, и в один гербовый лист столько  уписывал  всякой  ябеды,  что
никакой чтец не мог за одним разом прочесть, не  перемежая  этого  кашлем  и
чиханьем. Это небольшое подобие человека копалось, корпело, писало и наконец
состряпало такую бумагу:
     "В миргородский поветовый суд  от  дворянина  Ивана,  Никифорова  сына,
Довгочхуна.
     Вследствие  оного  прошения  моего,  что  от  меня,  дворянина   Ивана,
Никифорова сына, Довгочхуна, к  тому  имело  быть,  совокупно  с  дворянином
Иваном, Ивановым сыном, Перерепенком, чему и сам поветовый миргородский  суд
потворство свое изъявил. И самое оное нахальное самоуправство бурой  свиньи,
будучи втайне содержимо и уже от сторонних людей до слуха дошедшись.  Понеже
оное  допущение  и  потворство,  яко  злоумышленное,   суду   неукоснительно
подлежит; ибо оная свинья есть  животное  глупое  и  тем  паче  способное  к
хищению бумаги. Из чего очевидно явствует, что часто  поминаемая  свинья  не
иначе как была подущена к тому самим противником, называющим себя дворянином
Иваном, Ивановым сыном, Перерепенком, уже уличенном в разбое, посягательстве
на жизнь и святотатстве.  Но  оный  миргородский  суд,  с  свойственным  ему
лицеприятием, тайное своей особы соглашение изъявил; без какового соглашения
оная свинья никоим бы образом не могла быть допущенною  к  утащению  бумаги:
ибо миргородский поветовый суд в прислуге весьма снабжен, для сего  довольно
уже назвать одного солдата, во всякое время в приемной пребывающего, который
хотя имеет один кривой глаз и несколько поврежденную руку, но, чтобы выгнать
свинью и ударить ее дубиною, имеет весьма соразмерные способности.  Из  чего
достоверно видно потворство оного миргородского суда и бесспорно  разделение
жидовского от того барыша по взаимности совмещаясь. Оный  же  вышеупомянутый
разбойник  и  дворянин  Иван,   Иванов   сын,   Перерепенко   в   приточении
ошельмовавшись состоялся. Почему и довожу оному поветовому суду я,  дворянин
Иван, Никифоров сын, Довгочхун, в надлежащее всеведение, если с  оной  бурой
свиньи или согласившегося с нею  дворянина  Перерепенка  означенная  просьба
взыщена не будет и по ней решение  по  справедливости  и  в  мою  пользу  не
возымеет, то я, дворянин Иван, Никифоров сын,  Довгочхун,  о  таковом  оного
суда противозаконном потворстве подать жалобу в палату имею с надлежащим  по
форме перенесением дела. - Дворянин  Миргородского  повета  Иван,  Никифоров
сын, Довгочхун".
     Эта просьба произвела свое действие: судья был человек, как обыкновенно
бывают все добрые люди, трусливого десятка. Он  обратился  к  секретарю.  Но
секретарь пустил сквозь  губы  густой  "гм"  и  показал  на  лице  своем  ту
равнодушную и дьявольски двусмысленную мину, которую принимает  один  только
сатана, когда видит у ног своих прибегающую к  нему  жертву.  Одно  средство
оставалось: примирить двух приятелей. Но как приступить к этому,  когда  все
покушения были до того неуспешны? Однако ж еще решились попытаться; но  Иван
Иванович напрямик объявил, что не хочет, и  даже  весьма  рассердился.  Иван
Никифорович вместо ответа оборотился спиною назад и хоть  бы  слово  сказал.
Тогда процесс пошел с  необыкновенною  быстротою,  которою  обыкновенно  так
славятся  судилища.  Бумагу  пометили,  записали,  выставили  нумер,  вшили,
расписались - всь в один и тот же день, и положили  дело  в  шкаф,  где  оно
лежало, лежало, лежало - год, другой, третий. Множество невест успело  выйти
замуж; в Миргороде пробили новую улицу; у судьи выпал один  коренной  зуб  и
два боковых; у Ивана Ивановича бегало  по  двору  больше  ребятишек,  нежели
прежде: откуда они взялись, бог один знает! Иван Никифорович, в упрек  Ивану
Ивановичу, выстроил новый гусиный хлев, хотя немного  подальше  прежнего,  и
совершенно застроился от Ивана Ивановича, так что сии достойные люди никогда
почти не видали в лицо друг друга, - и  дело  все  лежало,  в  самом  лучшем
порядке, в шкафу, который сделался мраморным от чернильных пятен.
     Между тем произошел чрезвычайно важный случай для всего Миргорода.
Иллюстрации



© 2009 Николай Васильевич Гоголь
Биография и творчество.
Главная Биография Портреты О творчестве Произведения Иллюстрации Полезные ресурсы
IT-DON - создание сайта, продвижение сайта