Николай Васильевич Гоголь
Антон Павлович Чехов

Николай Васильевич
Гоголь
Произведения

Старосветские помещики

 Но арбуз немедленно исчезал. После этого Афанасий Иванович  съедал  еще
несколько груш и отправлялся погулять по саду вместе с Пульхерией Ивановной.
Пришедши домой, Пульхерия Ивановна отправлялась по своим делам, а он садился
под навесом,  обращенным  к  двору,  и  глядел,  как  кладовая  беспрестанно
показывала и закрывала свою внутренность и девки,  толкая  одна  другую,  то
вносили, то выносили кучу  всякого  дрязгу  в  деревянных  ящиках,  решетах,
ночевках  и  в  прочих  фруктохранилищах.  Немного  погодя  он  посылал   за
Пульхерией Ивановной или сам отправлялся к ней и говорил:
     - Чего бы такого поесть мне, Пульхерия Ивановна?
     - Чего же бы такого? - говорила Пульхерия Ивановна,  -  разве  я  пойду
скажу, чтобы вам принесли вареников с ягодами, которых приказала  я  нарочно
для вас оставить?
     - И то добре,- отвечал Афанасий Иванович.
     - Или, может быть, вы съели бы киселику?
     -  И  то  хорошо,-  отвечал  Афанасий  Иванович.  После  чего  все  это
немедленно было приносимо и, как водится, съедаемо.
     Перед ужином Афанасий Иванович еще  кое-чего  закушивал  .  В  половине
десятого садились ужинать. После ужина тотчас отправлялись  опять  спать,  и
всеобщая тишина водворялась в этом деятельном  и  вместе  спокойном  уголке.
Комната, в которой спали Афанасий Иванович и Пульхерия  Ивановна,  была  так
жарка, что редкий был бы в состоянии остаться  в  ней  несколько  часов.  Но
Афанасий Иванович еще сверх того, чтобы было теплее, спал на  лежанке,  хотя
сильный жар  часто  заставлял  его  несколько  раз  вставать  среди  ночи  и
прохаживаться по комнате. Иногда Афанасий Иванович, ходя по комнате, стонал.
Тогда Пульхерия Ивановна спрашивала:
     - Чего вы стонете, Афанасий Иванович?
     - Бог его знает, Пульхерия  Ивановна,  так,  как  будто  немного  живот
болит,- говорил Афанасий Иванович.
     - А не лучше ли вам чего-нибудь съесть, Афанасий Иванович?
     - Не знаю, будет ли оно хорошо, Пульхерия Ивановна! впрочем, чего ж  бы
такого съесть?
     - Кислого молочка или жиденького узвару с сушеными грушами.
     - Пожалуй, разве так только, попробовать, - говорил Афанасий Иванович.
     Сонная девка отправлялась рыться по шкапам, и Афанасий Иванович  съедал
тарелочку; после чего он обыкновенно говорил:
     - Теперь так как будто сделалось легче.
     Иногда, если было ясное время и в комнатах  довольно  тепло  натоплено,
Афанасий Иванович, развеселившись, любил пошутить над Пульхериею Ивановною и
поговорить о чем-нибудь постороннем.
     - А что, Пульхерия Ивановна, - говорил он, - если  бы  вдруг  загорелся
дом наш, куда бы мы делись?
     - Вот это боже сохрани! - говорила Пульхерия Ивановна, крестясь.
     - Ну, да положим, что дом наш сгорел, куда бы мы перешли тогда?
     - Бог знает что вы говорите, Афанасий Иванович! как  можно,  чтобы  дом
мог сгореть: бог этого не попустит.
     - Ну, а если бы сгорел?
     - Ну, тогда бы мы перешли в кухню. Вы бы заняли на время  ту  комнатку,
которую занимает ключница.
     - А если бы и кухня сгорела?
     - Вот еще! бог сохранит от такого попущения, чтобы вдруг и дом и  кухня
сгорели! Ну, тогда в кладовую, покамест выстроился бы новый дом.
     - А если бы и кладовая сгорела?
     - Бог знает что вы  говорите!  я  и  слушать  вас  не  хочу!  Грех  это
говорить, и бог наказывает за такие речи.
     Но Афанасий  Иванович,  довольный  тем,  что  подшутил  над  Пульхериею
Ивановною, улыбался, сидя на своем стуле.
     Но интереснее всего казались для меня старички в то время, когда бывали
у них гости. Тогда все в их доме принимало  другой  вид.  Эти  добрые  люди,
можно сказать, жили для гостей. Все, что у них  ни  было  лучшего,  все  это
выносилось.  Они  наперерыв  старались  угостить  вас   всем,   что   только
производило их хозяйство. Но более всего приятно мне было то, что во всей их
услужливости не было никакой  приторности.  Это  радушие  и  готовность  так
кротко выражались на их лицах, так шли к ним, что поневоле соглашался на  их
просьбы. Они были следствие чистой, ясной простоты их добрых,  бесхитростных
душ. Это радушие вовсе не то, с каким угощает вас чиновник казенной  палаты,
вышедший в люди вашими стараниями, называющий вас благодетелем и ползающий у
ног ваших. Гость никаким образом не был отпускаем того же дня: он должен был
непременно переночевать.
     - Как можно такою позднею порою отправляться в такую дальнюю дорогу!  -
всегда говорила Пульхерия Ивановна (гость  обыкновенно  жил  в  трех  или  в
четырех верстах от них).
     - Конечно, - говорил  Афанасий  Иванович,  -  неравно  всякого  случая:
нападут разбойники или другой недобрый человек.
     - Пусть бог милует от разбойников! - говорила Пульхерия Ивановна.- И  к
чему рассказывать эдакое на ночь. Разбойники не разбойники, а время  темное,
не годится совсем ехать. Да и ваш кучер, я  знаю  вашего  кучера,  он  такои
тендитный да маленький, его всякая кобыла побьет; да притом теперь  он  уже,
верно, наклюкался и спит где-нибудь .
     И гость должен был непременно остаться; но, впрочем, вечер в  низенькой
теплой комнате, радушный, греющий и усыпляющий  рассказ,  несущийся  пар  от
поданного на стол кушанья, всегда питательного и  мастерски  изготовленного,
бывает для  него  наградою.  Я  вижу  как  теперь,  как  Афанасий  Иванович,
согнувшись, сидит на стуле с всегдашнею своею улыбкой и слушает со вниманием
и даже наслаждением гостя! Часто речь заходила и об  политике.  Гость,  тоже
весьма редко выезжавший из своей  деревни,  часто  с  значительным  видом  и
таинственным выражением лица выводил свои догадки и рассказывал, что француз
тайно согласился с англичанином выпустить опять  на  Россию  Бонапарта,  или
просто рассказывал о предстоящей войне,  и  тогда  Афанасий  Иванович  часто
говорил, как будто не глядя на Пульхерию Ивановну:
     - Я сам думаю пойти на войну; почему ж я не могу идти на войну?
     - Вот уже и пошел! - прерывала Пульхерия Ивановна. - Вы не верьте  ему,
- говорила она, обращаясь к гостю. - Где уже ему, старому,  идти  на  войну!
Его первый солдат застрелит! Ей-богу, застрелит! Вот так-таки  прицелится  и
застрелит.
     - Что ж, - говорил Афанасий Иванович, - и я его застрелю.
     - Вот  слушайте  только,  что  он  говорит!  -  подхватывала  Пульхерия
Ивановна, - куда ему идти на войну! И пистоли  его  давно  уже  заржавели  и
лежат в коморе. Если б вы их видели:  там  такие,  что,  прежде  еще  нежели
выстрелят, разорвет их порохом. И руки себе поотобьет, и лицо  искалечит,  и
навеки несчастным останется !
     - Что ж, - говорил Афанасий Иванович, - я куплю себе новое  вооружение.
Я возьму саблю или козацкую пику.
     -  Это  все  выдумки.  Так  вот  вдруг  придет  в  голову,   и   начнет
рассказывать, - подхватывала Пульхерия Ивановна с досадою. - Я и  знаю,  что
он шутит, а все-таки неприятно слушать. Вот эдакое он всегда  говорит,  иной
раз слушаешь, слушаешь, да и страшно станет.
     Но Афанасий Иванович, довольный тем, что  несколько  напугал  Пульхерию
Ивановну, смеялся, сидя согнувшись на своем стуле.
     Пульхерия Ивановна для  меня  была  занимательнее  всего  тогда,  когда
подводила гостя к закуске.
     - Вот это, - говорила она, снимая пробку с графина, - водка, настоянная
на деревий и шалфей. Если у  кого  болят  лопатки  или  поясница,  то  очень
помогает. Вот это на золототысячник: если в ушах  звенит  и  по  лицу  лишаи
делаются, то очень помогает. А вот эта - перегнанная на персиковые косточки;
вот возьмите рюмку, какой  прекрасный  запах.  Если  как-нибудь,  вставая  с
кровати, ударится кто об угол шкапа или стола и набежит  на  лбу  гугля,  то
стоит только одну рюмочку выпить перед обедом - и все как рукой снимет, в ту
же минуту все пройдет, как будто вовсе не бывало.
     После этого такой перечет следовал  и  другим  графинам,  всегда  почти
имевшим какие-нибудь целебные свойства. Нагрузивши гостя всею этою  аптекою,
она подводила его ко множеству стоявших тарелок.
     - Вот это грибки с чебрецом! это с  гвоздиками  и  волошскими  орехами!
Солить их выучила меня туркеня, в то время, когда еще турки  были  у  нас  в
плену. Такая была добрая туркеня, и незаметно совсем,  чтобы  турецкую  веру
исповедовала. Так совсем и ходит, почти как у нас; только  свинины  не  ела:
говорит, что у  них  как-то  там  в  законе  запрещено.  Вот  это  грибки  с
смородинным листом и мушкатным орехом! А вот это большие травянки: я их  еще
в первый раз отваривала в уксусе; не знаю, каковы-то они; я узнала секрет от
отца Ивана. В маленькой кадушке прежде всего нужно разостлать дубовые листья
и потом посыпать перцем и селитрою и положить еще что бывает на нечуй-витере
цвет, так этот цвет взять и хвостиками разостлать вверх. А вот это  пирожки!
это пирожки с сыром! это с урдою! а вот это те,  которые  Афанасий  Иванович
очень любит, с капустою и гречневою кашею.
Иллюстрации



© 2009 Николай Васильевич Гоголь
Биография и творчество.
Главная Биография Портреты О творчестве Произведения Иллюстрации Полезные ресурсы
IT-DON - создание сайта, продвижение сайта