Николай Васильевич Гоголь
Антон Павлович Чехов

Николай Васильевич
Гоголь
Произведения

Тарас Бульба

Сказавши это, он отправился на площадь, потому что давно уже собиралась
туда вся толпа. Все бросили вмиг берег  и  снарядку  челнов,  ибо  предстоял
теперь сухопутный, а не морской  поход,  и  не  суда  да  козацкие  чайки  -
понадобились телеги и кони. Теперь уже  все  хотели  в  поход,  и  старые  и
молодые; все, с совета всех старшин,  куренных,  кошевого  и  с  воли  всего
запорожского войска, положили идти прямо на Польшу, отмстить за  все  зло  и
посрамленье веры и козацкой славы, набрать добычи с городов, зажечь пожар по
деревням и хлебам, пустить  далеко  по  степи  о  себе  славу.  Все  тут  же
опоясывалось и вооружалось. Кошевой вырос на целый аршин. Это уже не был тот
робкий исполнитель ветреных желаний вольного народа; это был  неограниченный
повелитель. Это был деспот, умевший только  повелевать.  Все  своевольные  и
гульливые рыцари стройно стояли в рядах, почтительно опустив головы, не смея
поднять глаз, когда кошевой раздавал повеления;  раздавал  он  их  тихо,  не
вскрикивая, не торопясь, но с расстановкою, как старый,  глубоко  опытный  в
деле козак, приводивший не в первый  раз  в  исполненье  разумно  задуманные
предприятия.
     - Осмотритесь,  все  осмотритесь,  хорошенько!  -  так  говорил  он.  -
Исправьте возы и мазницы, испробуйте оружье.  Не  забирайте  много  с  собой
одежды: по сорочке и по двое шаровар на  козака  да  по  горшку  саламаты  и
толченого проса - больше чтоб и не было ни у кого! Про запас будет  в  возах
все, что нужно. По паре коней чтоб было у  каждого  козака.  Да  пар  двести
взять волов, потому что на переправах и топких местах нужны будут  волы.  Да
порядку держитесь, панове, больше всего. Я знаю, есть между вас  такие,  что
чуть бог пошлет какую корысть, - пошли тот же час драть  китайку  и  дорогие
оксамиты себе на онучи. Бросьте такую чертову повадку, прочь кидайте  всякие
юбки, берите одно только оружье, коли  попадется  доброе,  да  червонцы  или
серебро, потому что они емкого свойства и пригодятся во  всяком  случае.  Да
вот вам, панове, вперед говорю: если кто в походе напьется, то никакого  нет
на него суда. Как собаку, за шеяку повелю его присмыкнуть до обозу,  кто  бы
он ни был, хоть бы наидоблестнейший козак  изо  всего  войска.  Как  собака,
будет он застрелен на месте  и  кинут  безо  всякого  погребенья  на  поклев
птицам, потому что пьяница  в  походе  недостоин  христианского  погребенья.
Молодые, слушайте во всем старых! Если цапнет пуля или  царапнет  саблей  по
голове или по чему-нибудь иному, не давайте большого уваженья  такому  делу.
Размешайте заряд пороху в чарке сивухи, духом выпейте, и все  пройдет  -  не
будет и лихорадки; а на рану, если она не слишком велика,  приложите  просто
земли, замесивши ее прежде слюною на ладони, то и присохнет рана.  Нуте  же,
за дело, за дело, хлопцы, да не торопясь, хорошенько принимайтесь за дело!
     Так говорил кошевой, и, как только окончил он  речь  свою,  все  козаки
принялись тот же час за дело. Вся Сечь  отрезвилась,  и  нигде  нельзя  было
сыскать ни одного пьяного, как будто бы их не было никогда между козаками...
Те исправляли ободья колес и переменяли оси в телегах; те  сносили  на  возы
мешки с провиантом, на другие валили оружие; те пригоняли коней и волов.  Со
всех сторон раздавались топот коней, пробная  стрельба  из  ружей,  бряканье
саблей, бычачье мычанье, скрып поворачиваемся возов, говор и  яркий  крик  и
понуканье - и скоро далеко-далеко вытянулся козачий табор по всему  полю.  И
много досталось бы бежать тому, кто бы захотел пробежать от головы до хвоста
его. В деревянной небольшой церкви служил священник  молебен,  окропил  всех
святою водою; все целовали крест. Когда тронулся табор и потянулся из  Сечи,
все запорожцы обратили головы назад.
     - Прощай, наша мать! -. сказали они почти в одно слово, - пусть же тебя
хранит бог от всякого несчастья!
     Проезжая предместье, Тарас Бульба увидел, что жидок  его,  Янкель,  уже
разбил какую-то ятку с навесом и продавал кремли, завертки, порох  и  всякие
войсковые снадобья, нужные на дорогу, даже калачи  и  хлебы.  "Каков  чертов
жид!" - подумал про себя Тарас и, подъехав к нему на коне, сказал:
     - Дурень, что ты здесь сидишь? Разве хочешь, чтобы тебя застрелили, как
воробья?
     Янкель в ответ на это подошел к нему  поближе  и,  сделав  знак  обеими
руками, как будто хотел объявить что-то таинственное, сказал:
     - Пусть пан только молчит и никому не говорит: между  козацкими  возами
есть один мой воз; я везу всякий нужный запас для козаков и по  дороге  буду
доставлять всякий провиант по такой дешевой цене, по какой еще ни  один  жид
не продавал. Ей-богу, так; ей-богу, так.
     Пожал плечами Тарас Бульба,  подивившись  бойкой  жидовской  натуре,  и
отъехал к табору.
Иллюстрации



© 2009 Николай Васильевич Гоголь
Биография и творчество.
Главная Биография Портреты О творчестве Произведения Иллюстрации Полезные ресурсы
IT-DON - создание сайта, продвижение сайта