Николай Васильевич Гоголь
Антон Павлович Чехов

Николай Васильевич
Гоголь
Произведения

Тарас Бульба

 Остап, сняв шапку, всех поблагодарил  козаков-товарищей  за  честь,  не
стал отговариваться ни молодостью,  ни  молодым  разумом,  зная,  что  время
военное и не до того теперь, а тут же повел их прямо на кучу и уж показал им
всем, что недаром  выбрали  его  в  атаманы.  Почувствовали  ляхи,  что  уже
становилось дело слишком жарко, отступили и перебежали поле, чтоб  собраться
на другом конце его. А низенький полковник махнул на  стоявшие  отдельно,  у
самых ворот, четыре свежих сотни, и грянули оттуда картечью в козацкие кучи.
Но мало кого достали: пули хватили по  быкам  козацким,  дико  глядевшим  на
битву. Взревели испуганные быки, поворотили на козацкие  таборы,  переломали
возы и многих перетоптали. Но Тарас в это  время,  вырвавшись  из  засады  с
своим полком, с криком бросился навпереймы.  Поворотило  назад  все  бешеное
стадо, испуганное криком, и метнулось на ляшские полки, опрокинуло  конницу,
всех смяло и рассыпало.
     - О, спасибо вам, волы! - кричали запорожцы,  -  служили  всь  походную
службу, а теперь и военную  сослужили!  -  И  ударили  с  новыми  силами  на
неприятеля.
     Много тогда перебили врагов. Многие показали себя: Метелыця, Шило,  оба
Пысаренки, Вовтузенко, и немало было всяких других. Увидели ляхи, что  плохо
наконец приходит, выкинули хоругвь и закричали отворять городские ворота. Со
скрыпом отворились обитые железом ворота и приняли толпившихся, как  овец  в
овчарню,  изнуренных  и  покрытых  пылью  всадников.  Многие  из  запорожцев
погнались  было  за  ними,  но  Остап  своих  уманцев  остановил,  сказавши:
"Подальше, подальше, паны-братья, от стен! Не  годится  близко  подходить  к
ним". И правду сказал, потому что со стен грянули и  посыпали  всем  чем  ни
попало, и многим досталось. В это время подъехал кошевой и похвалил  Остапа,
сказавши: "Вот и новый атаман,  а  ведет  войско  так,  как  бы  и  старый!"
Оглянулся старый Бульба поглядеть, какой там новый  атаман,  и  увидел,  что
впереди всех уманцев сидел на коне Остап, и  шапка  заломлена  набекрень,  и
атаманская палица в руке. "Вишь ты какой!" - сказал он,  глядя  на  него;  и
обрадовался старый, и стал благодарить  всех  уманцев  за  честь,  оказанную
сыну.
     Козаки вновь отступили, готовясь идти к таборам, а  на  городском  валу
вновь показались ляхи, уже с изорванными епанчами. Запеклася кровь на многих
дорогих кафтанах, и пылью покрылись красивые медные шапки.
     - Что, перевязали? - кричали им снизу запорожцы.
     - Вот я вас! - кричал все так же сверху  толстый  полковник,  показывая
веревку.
     И все еще не переставали грозить запыленные, изнуренные воины,  и  все,
бывшие позадорнее, перекинулись с обеих сторон бойкими словами.
     Наконец разошлись все. Кто расположился отдыхать, истомившись  от  боя;
кто присыпал землей свои раны и драл на перевязки платки и  дорогие  одежды,
снятые с  убитого  неприятеля.  Другие  же,  которые  были  посвежее,  стали
прибирать тела и отдавать им последнюю почесть. Палашами  и  копьями  копали
могилы; шапками, полами выносили  землю;  сложили  честно  козацкие  тела  и
засыпали их свежею землею,  чтобы  не  досталось  во'ронам  и  хищным  орлам
выплевывать им очи. А ляшские тела увязавши как попало десятками  к  хвостам
диких коней, пустили их по всему полю  и  долго  потом  гнались  за  ними  и
хлестали их по бокам. Летели бешеные кони по бороздам, буграм, через  рвы  и
протоки, и бились о землю покрытые кровью и прахом ляшские трупы.
     Потом сели кругами все курени вечереть  и  долго  говорили  о  делах  и
подвигах, доставшихся  в  удел  каждому,  на  вечный  рассказ  пришельцам  и
потомству. Долго не ложились они. А долее всех не ложился старый Тарас,  все
размышляя,  что  бы  значило,  что  Андрия  не  было  между  вражьих   воев.
Посовестился ли Иуда выйти противу своих или обманул жид и попался он просто
в неволю? Но тут же вспомнил он, что не в меру было наклончиво сердце Андрия
на женские речи,  почувствовал  скорбь  и  заклялся  сильно  в  душе  против
полячки, причаровавшей его сына. И выполнил бы он свою клятву:  не  поглядел
бы на ее красоту, вытащил бы ее за густую, пышную косу,  поволок  бы  ее  за
собою по всему полю, между всех козаков. Избились бы о землю,  окровавившись
и покрывшись пылью, ее чудные груди и плечи, блеском равные нетающим снегам,
покрывающим горные вершины; разнес бы по частям  он  ее  пышное,  прекрасное
тело. Но не ведал Бульба того, что  готовит  бог  человеку  завтра,  и  стал
позабываться сном, и наконец заснул.
     А козаки все еще говорили промеж собой, и  всю  ночь  стояла  у  огней,
приглядываясь пристально во все концы, трезвая, не смыкавшая очей стража.
Иллюстрации



© 2009 Николай Васильевич Гоголь
Биография и творчество.
Главная Биография Портреты О творчестве Произведения Иллюстрации Полезные ресурсы
IT-DON - создание сайта, продвижение сайта