Николай Васильевич Гоголь
Антон Павлович Чехов

Николай Васильевич
Гоголь
Произведения

Страшный кабан

 не касалось нашего педагога. В этом случае Иван Осипович был настоящий стоик и, несмотря на
то, что не дошел еще до философии, он твердо знал, что ни один из философов, начиная от
Сенеки, Сократа и до лектора ***ской семинарии, не ставил ни во что причудливую половину
человеческого рода; ergo, любви не существует. Такие положения, обратившиеся у него,
наконец, в правила, были тверды, слишком тверды... "Но homo proponit, deus disponit",
-- говаривал часто лектор ***ской семинарии, отсчитывая удары линейкою ленивым своим
слушателям; а потому и мы в следующей главе увидим небольшое обстоятельство, сильно
поколебавшее философию учителя и надвинувшее облако недоразумения на ум его, доселе
неуклонно шествовавший стезею своих великих наставников и бивший ровным пульсом в своей
бутылкообразной сфере.
 
II

УСПЕХ ПОСОЛЬСТВА

(Кухмистер, несмотря на собственную сердечную рану, внезапно полученную им при виде
мывшейся на берегу пруда Катерины, решается исполнить данное им учителю обещание и быть
посланником и представителем его страсти. С таким намерением отправляется он в хату козака
Харька Потылицы).

Окончив туалет свой, Онисько не без боязни и тайного удовольствия переступил через порог.
Бес как будто нарочно дразнил его (сам он после признавался в этом), поминутно рисуя перед
ним стройные ножки соседки. "Эх! если бы не учитель!--повторял он несколько раз сам себе,
-- ну, что бы задумать ему немного позже влюбиться?.." И, в задумчивости, тихими шагами он
мерил широкий выгон, по которому бежала его дорога. Разноголосный лай прорезал облекавшую
его тучу задумчивости, и мысли его, как дикие утки, переполошась, разлетелись во все
стороны. Подняв глаза, увидел он, что далее идти некуда. Перед ним торчали ворота, сквозь
которые, как сквозь транспарант, светилось всё недвижимое имущество козака. Мелькнула синяя
запаска, огненная лента... Сердце в нем вспрыгнуло... и белокурая красавица, разгоняя
хворостиной докучных собак, встретила его, отворяя ворота.

Двор Харька представлял собою большой, на покатости к пруду, квадрат, обнесенный со
всех сторон плетнем. Когда ворота были отперты, глаза ударялись прямо в чисто выбеленную
хату с большими, неровной величины, окнами, с почерневшею от старости дубовою дверью, с
низеньким из глины фундаментом (прысьбою), обремененным, по обыкновению малороссиян,
бельем, мисками и каким-нибудь инвалидом-горшком, которому, несмотря на раны и увечье, не
дают отставки и, в награду за ревностную службу, наливают помоями. По сторонам избы стояли
Иллюстрации



© 2009 Николай Васильевич Гоголь
Биография и творчество.
Главная Биография Портреты О творчестве Произведения Иллюстрации Полезные ресурсы
IT-DON - создание сайта, продвижение сайта