Николай Васильевич Гоголь
Антон Павлович Чехов

Николай Васильевич
Гоголь
Произведения

Страшный кабан

"Чорт побери всех на свете учителей!" -- думал про себя Онисько, глядя на зардевшееся
личико Катерины, на котором попрежнему показавшаяся улыбка долго спорила с неприятным
чувством и наконец рассеяла его.

-- Убей меня гром на этом самом месте!-- вскричал он наконец, не могши преодолеть
внутреннего волнения и обхватывая одной рукою кругленький стан ее,-- если я не так же рад
тому, что ты не любишь Ивана Осиповича, как старый Бровко, когда я вынесу ему помои.

-- Нашел, чему радоваться! поэтому ты станешь еще более скалить зубы, когда услышишь,
что почти все девушки нашего села говорят то же.
-- Нет, Катерина, этого не говори. Девушки-то любят его. Намедни шли мы с ним через
село, так то и дело, что выглядывают из-за плетня, словно лягушки из болота. Глянь направо
-- так и пропала, а с левой стороны выглядывает другая. Только дьявол побери их вместе с
учителем! Я бы отдал штоф лучшей третьепробной водки, чтоб узнать от тебя, Катерина, любишь
ли ты меня хоть на копейку?

-- Не знаю, люблю ли я тебя; знаю только, что ни за что бы на свете не вышла за пьяницу.
Кому любо жить с ним? Несчастная доля семье той, где выберется такой человек; в хату и не
заглядывай: нищенство да голь; голодные дети плачут... Нет, нет, нет! Пусть бог милует!
Дрожь обдает меня при одной мысли об этом...

Тут прекрасная Катерина пристально взглянула на него. Как осужденный, с поникнутою
головою погрузился кухмистр в свое протекшее. Тяжелые думы, порождения тайного угрызения
сердечного, вырезывались на лице его и показывали ясно, что на душе у него не слишком было
радостно. Пронзительный взор Катерины, казалось, прожигал его внутренность и подымал наружу
все разгульные поступки, проходившие перед ним длинною, почти бесконечною цепью.

"В самом деле, на что я похож? кому угодно житье мое? только что досаждаю пании. Что я
сделал до сих пор такого, за что бы сказал мне спасибо добрый человек? Всё гулял, да гулял!
Да гулял ли когда-нибудь так, чтобы и на душе и на сердце было весело? Напьешься, как
собака, да и протрезвишься тоже, как собака, если не протрезвят тебя еще хуже. Нет! прах
возьми... собачья моя жизнь!"

Прелестная Катерина, казалось, угадывала его философские рассуждения с самим собою, и
потому, положив на плечо ему смугленькую руку свою, прошептала вполголоса:

-- Не правда ли, Онисько, ты не станешь более пить?

-- Не стану, мое серденько! Не стану: пусть ему всякая всячина. Всё для тебя готов
сделать.

Девушка посмотрела на него умильно, и восхищенный кухмистр бросился обнимать ее, осыпая
градом поцелуев, какими давно не оглашался мирный и спокойный огород Харька.
Иллюстрации



© 2009 Николай Васильевич Гоголь
Биография и творчество.
Главная Биография Портреты О творчестве Произведения Иллюстрации Полезные ресурсы
IT-DON - создание сайта, продвижение сайта