Николай Васильевич Гоголь
Антон Павлович Чехов

Николай Васильевич
Гоголь
Произведения

Страшный кабан

 

Николай Васильевич Гоголь. Страшный кабан


I

УЧИТЕЛЬ

Прибытие нового лица в благословенные места голтвянские наделало более шуму,
нежели пронесшиеся за два года пред тем слухи о прибавке рекрут, нежели внезапно
поднявшаяся цена на соль, вывозимую из Крыма украинскими степовиками. В шинке,
по улицам, на мельнице, в винокурне только и речей было, что про приезжего учителя.
Догадливые политики в серых кобеняках и свитах, пуская дым себе под нос с самым
флегматическим видом, пытались определить влияние такого лица, которому судьба,
казалось, при рождении указала высоту, чуть-чуть не над головами всех мирян,
которое живет в панских покоях и обедает за одним столом с обладательницею пятидесяти
душ их селения. Поговаривали, что звания учителя для него мало, что, без всякого сомнения,
влияние его будет накинуто и на хозяйственную систему; по крайней мере уже, верно, не от
другого кого-либо будет зависеть наряжение подвод, отпуск муки, сала и проч. Некоторые с
значительным видом давали заметить, что едва ли и сам приказчик не будет теперь нулем.
Один только мирошник {Мельник.} Солопий Чубко, дерзнул утверждать, что старшинам со
стороны его нечего опасаться, что готов он держать заклад об новой шапке из серых
решетиловеких смушков, если смыслит учитель, как остановить пятерню и поворотить
застоявшийся жернов. Но важная осанка, блистательное торжество над дьячком,
громоподобный бас, приведший в умиление всех прихожан, живы были во всеобщей памяти,
и выгодное мнение об учителе подтверждалось. И если в честь гостя не было ни одного
турнира между именитыми обитателями села, зато любезные сожительницы их не ударили
себя лицом в грязь: одаренные тем звонким и пронзительным языком, который, по
неисповедимым велениям судьбы, у женщин почти вчетверо быстрее поворачивается,
нежели у мужчин, они гибко развертывали его в опровержение и защиту достоинств учителя.

Трескотня и разноголосица, прерываемые взвизгиваньем и бранью, раздавались по мирным
закоулкам села Мандрык. А как почтеннейшие обитательницы его имели похвальную привычку
помогать своему языку руками, то по улицам то и дело, что находили кумушек, уцепившихся
так плотно друг за друга, как подлипало цепляется за счастливца, как скряга за свой
боковой карман, когда улица уходит в глушь и одинокий фонарь отливает потухающий свет
свой на палевые стены уснувшего города. Более всего доставалось муженькам, пытавшимся
разнимать их; очипки, черепья как град летели им на голову, и часто раздраженная кумушка,
в пылу своего гнева, вместо чужого, колотила собственного сожителя. В это время педагог
наш почти освоился в доме Анны Ивановны. Он принадлежал к числу тех семинаристов,
убоявшихся бездны премудрости, которыми ***ская семинария снабжает не слишком зажиточных
панков в Малороссии рублей за сто в год, в качестве домашнего учителя. Впрочем, Иван
Осипович дошел даже до богословия и залетел бы не весть куда, вероятно, еще далее,
если бы не шалуны его товарищи, которые беспрестанно подсмеивались над усами и колючею
его бородой. С годами, когда одни выходили совсем, а на место их поступали моложе и
моложе -- ему наконец не давали прохода: то бросали цепким репейником в бороду и усы,
то привешивали сзади побрякушки, то пудрили ему голову песком или подсыпали в табакерку
его чемерки, так что Иван Осипович, наскуча быть безмолвным зрителем беспрестанно
менявшегося ветреного поколения и детской игрушкой, принужден был бросить семинарию
и определиться на ваканцию. {Эти слова в украинских семинариях значат: пойти в домашние
Иллюстрации



© 2009 Николай Васильевич Гоголь
Биография и творчество.
Главная Биография Портреты О творчестве Произведения Иллюстрации Полезные ресурсы
IT-DON - создание сайта, продвижение сайта