Николай Васильевич Гоголь
Антон Павлович Чехов

Николай Васильевич
Гоголь
Произведения

Гетьман

-- Не знаешь ли, земляк,-- молвил он с ласковым видом,-- далеко ли отсюда до
Ромодановского шляху?
-- Не сумею, добродию, сказать вдруг; повремените немножко!-- Тут принялся он
высчитывать, что выражали машинально сгибаемые им пальцы.-- До Ромодановского шляху!.. Как
бы вам сказать... оно не так, чтобы близко. Надобно знать, что козаки наши немного было
перетрусили: кто-то пронес слух, что всё шляхетство собирается к нам на Сулу в гости.
Спохватились сдуру и разломали мосты; так зам, добродию, чтоб не пришлось давать больших
объездов. Впрочем, бог его знает: я говорю это потому, что другие говорят... так, может
быть, выберется и короткий путь; только, знаете, теперь время осеннее... то станется, что и
далеко... Только опять же, как подумаешь, то кажется, что и близко. Вот другое дело, если б
были поставлены столбы по дороге, какие, без сомнения, сами, добродию, если бывали в
Польше, встречали по тамошним дорогам.

Не должно удивляться противоречиям, испестрявшим монолог нашего поселянина. Кроме
действительной неизвестности, малороссияне любили поусомниться и в самом знакомом им деле.
Малороссиянин и доныне ничего не скажет наобум, но раз десять поправит себя, а иногда с
умыслом запутает своего слушателя так, что тот, к изумлению своему, видит, что до такого-то
места и далеко и близко.
-- Куда же, по крайней мере, мне теперь держать путь?-- спросил странник, вперив
испытующий взор на своего наставника.
Тут селянин наш осмотрел его хорошенько с головы до ног.
-- А вы, добродию, хотите теперь ехать?
-- Почему же не теперь?
-- Бог с вами! теперь и наш брат, здешний, уже сильно подумавши разве, поедет. Знаешь,
мосьпане! ведь нам стоит только проехать такое время, в какое добрый мужик успеет
вымолотить полкопны жита, чтобы заслышать собачий лай с моего двора. Всё бы лучше опочить в
теплой хате, а завтра хоть и с богом!
От такого предложения нельзя было отказаться путнику, который, кажется, того только и
ожидал.
-- А куда,-- спросил дорогою поселянин наш своего будущего гостя,-- лежит путь вам,
мосьпане?
-- Еду-то я далеко, на ту сторону Ворскла, к миргородскому полковнику Глечику. Что,
земляк, не знаешь ли и ты его?
-- Как не знать этой старой собаки. А из каких мест бог несет?
-- Из великой станицы, что под Лохвицею.
-- Как же это, добродию! мы не слышали ничего про то, чтобы станица была под Лохвицею?
-- Тут вонзил он в него острый взор свой, который, казалось, хотел выпытать его душу.-- И
то сказать! где уже мужику знать всё про войсковые дела; до нашего захолустья еще и слухи
не дошли об этом.
Посланник наш спохватился, что не нужно бросать осторожности в россказнях и с простым
селянином, и потому, собравшись немного с мыслями, продолжал:
-- То-есть, вот видишь, земляк, наверное я еще не могу сказать. В самой-то станице я не
был, а встретившийся под Лохвицею запорожский сотник Шляйко, узнав, что я еду в эти места,
дал мне грамотку к миргородскому полковнику. Летел он, как угорелый; из расспросов его я
ничего не мог узнать наверное. Недавно перед тем возвратился я из Варшавы... Видишь, он,
может быть, имел причины не доверять мне... то-есть... он... ты, думаю, понимаешь меня.
-- Что вы говорите, добродию! Разве мужик поймет то, что толкуют паны? Ей богу, нет; где
нам понять! у нас и голова не так сделана, как у панов; чорт знает, что такое, больше на
капусту похоже, чем на голову.
"О, да ты штука!" -- подумал про себя Лапчинский и положил себе быть как можно
осторожнее в словах.
Он во всё это время ехал шагом, уравнивая легкую поступь своего гордого коня с ленивою
выступкою тяжелых волов, впереди которых с флегматическою важностью шел селянин, помахивая
батогом и потягивая коротенькую люльку {Трубку.}. Дым от нее обнимал облаками смуглое лицо
его, которое, освещаясь иногда вспыхивавшим огоньком, казалось лицом какого-нибудь упыря,
выказывавшимся по временам из непробудного болотного тумана и сеявшим искры чудного огня.
Это заставляло Лапчинского чаще всматриваться ему в глаза, чтоб удостовериться, точно ли то
был его товарищ. Но селянин наш сам отгонял всякое насчет его сомнение, не давая минуты
задуматься своему гостю.
-- Слыхали ль вы, добродию, про таковое диво?-- говорил он, не выпуская изо рта своей
трубки,-- видишь ли сосну, вон далеко, далеко чернеет перед нами? -- и путник, к удивлению
своему, точно увидел сосну. Каким образом зашла она сюда, когда во всей почти этой стороне
Иллюстрации



© 2009 Николай Васильевич Гоголь
Биография и творчество.
Главная Биография Портреты О творчестве Произведения Иллюстрации Полезные ресурсы
IT-DON - создание сайта, продвижение сайта