Николай Васильевич Гоголь
Антон Павлович Чехов

Николай Васильевич
Гоголь
Произведения

Гетьман

-- Что же далее случилось? -- спросил он умолкшего рассказчика, стараясь подавить
невольную робость.
-- Что? круто пришлось пану: распустил всю свою дворню, стал схимником и, как отправил
пятьдесят две панихиды за упокой Души дьякона, тогда только стихнуло чудо. Куда же делся
после того схимник, этого никто не скажет вам. Дня за три до Купала каплет с этого дерева
день и ночь роса. Говорят еще, что и сгубленная чья-то душа таскается по лесу. Теща
рассказывала года за четыре, когда была еще при памяти, что встретила однажды в лесу
дьявола в красном жупане, в каком ходил и покойный пан. Цоб, цоб, цобе! гей! Вот мы,
добродию, и приехали.
Лапчинский увидел, действительно, перед собою низенькие ворота, редко убитые впоперек
положенными досками, какие и теперь можно видеть почти у каждого малороссийского
поселянина. Лай собак залился по лесу, и старая женщина, в накинутом на плеча тулупе, вышла
отворить ворота. Глазам нашего путника представился небольшой дворик, обнесенный забором из
болотного тростника, несколько сараев и хлевов, укрытых таким же тростником, и обыкновенная
малороссийская хата. На дворе навален был ворох ульев, из которых многие развешены были на
деревьях, нагибавших со всех сторон любопытные ветви свои во двор, как будто низкая
буколическая жизнь его могла доставить им, величественным, занимательное зрелище. Позади
двора тянулось еще какое-то строение, которого за темнотою нельзя было распознать. По всему
можно было заключить, что имение сие принадлежало слишком зажиточному козаку: в тогдашние
времена не у всякого могло найтись подобное великолепие. Пока хозяин занимался выгрузкою
своего вьюка, Лапчинскому было довольно времени рассмотреть внутренность этого обиталища.

Всё в нем было почти так же, как и ныне у проетолюди-мов Малороссии: против дверей
несколько окон, перед ними стол, на котором заметил он ржаной хлеб и соль, не снимавшиеся с
него никогда в знак того, что гость во всякое время может найти радушный прием себе. Всю
комнату обходили липовые широкие и узкие лавки; у дверей громоздилась печь, с отверстием
внизу, заслоненным частою решеткою, из-за которой выглядывали куры, гуси, индейки и
домашние кролики. Каждый из сих бессловесных жильцов суетился по-своему: пищал, кудахтал,
гоготал и давал знать, что он нимало не последнее из творений. На полу мальчишка лет
четырех колотил огромным подсолнечником по опрокинутому горшку, между тем как другой, годом
постарее, душил за горло кота, напевая какую-то песню, которую, верно, от частого
повторения его матери, заучил навеки. Перед большим окованным сундуком сидела девочка лет
одиннадцати, держа на руках грудного ребенка, плакавшего изо всех сил, несмотря на то, что
она, желая забавить его, побрякивала огромным замком и стращала малютку вошедшим гостем. На
стене висели серп, сабля, ружье, которого замок был развинчен и лежал близ него на полке,
вероятно, отложенный для починки, секира, турецкий пистолет, еще ружье, неотпущенная коса и
коротенькая нагайка -- орудия, с незапамятных времен вечно враждовавшие между собою и
которые непонятный человек заставляет мириться, несмотря на несходные их свойства.

--- Прошу не погневаться, добродию, что заставил вас ждать немного!--сказал вошедший
хозяин.-- Так проклятая ярмарка ошеломила меня, что до сих пор в голове базар ходит.
Счастье еще, что старухи моей нет дома, а то бы она вымыла мне голову. Дома только нас -- я
да теща.
При сем слове вошла та самая старуха, которая отворяла ворота. С каким-то грустным
чувством рассматривал ее путник: казалось, перед ним стояла жертва могилы, в которой
сильная природа нарочно удерживала жизнь, чтобы показать человеку всю ничтожность
долголетия, к коему так жадно стремятся его желания. Могильное равнодушие разливалось на
усеянных морщинами чертах ее. Ни искры какой-нибудь живости в глазах! мутные, они
устремлялись порой на него; но тот бы обманулся, кто прочитал бы в них что-нибудь похожее
на любопытство. Они ни на что не глядели; им всё казалось смутно, как не совсем
проснувшемуся человеку. Покамест предавался он таким чувствам, старуха отправилась на печь,
всегдашнее свое жилище, весь мир свой, который так же казался ей просторен и люден, как и
всякий другой; а хозяин обратился к детям своим.

-- Ай да Федот!--говорил он, поднимая одною рукою под потолок мальчика с
подсолнечником.-- Где ты взял такой страшный сонечник? {Подсолнечник, по малороссийскому
произношению.} да этим ты как-нибудь человека убьешь! Ты что там делаешь, Карпо? кота
душишь? Какой же я тебе гостинец привез! Ступай же, собачий сын! что ж ты стоишь и рот
разинул? Вот, как видите, добродию, сто раз толкую, что я его батька; до сих пор не верит,
ледача детина! {Негодный ребенок.} А ты, плакса, долго будешь реветь? А подайте мне батог!
вот я его! Давай его сюда, Маруся; я сейчас за окошко: пусть там съедят его волки, либо
ляхи...
-- Тебя-таки, земляк, бог наделил детьми? -- сказал гость наш своему хозяину.

-- Да, не без того, мосьпане! всех-то их у меня семеро. Два уже поженились на чужой
стороне, только чорт знает какое приданое взяли за невестами: по сажени земли, на которой
ничего не родится, кроме полыни и бурьяну. Что ж ты, Федот, не скажешь спасибо? Пан дает
пряник, а он и не поклонится. Не извольте целовать его! у него вся рожа выпачкана золою.
Были мне с ним порядочные хлопоты. Услышал, что еду на ярмарку. "Возьми и меня, тату!" --
"Да куда я тебя дену? там тебя задавят!" -- "Нет, не задавят! возьми да возьми!" -- "Да там
теперь столько цыганов, что еще украдут тебя, и тогда поминай, как звали".-- "Возьми, да и
только!" Что станешь делать? плачу такого натворил, что боже упаси! Насилу унял его
обещанием привезти медового коня с золотой головою. Ну, Маруся, матери незачем дожидаться:
давай-ка нам вечерять, баба уж, верно, спит! Так до кого, добродию,-- продолжал он, вдруг
оборотясь к гостю и садясь за стол,-- говоришь ты, едешь? У меня под старость голова как
дырявое ведро: сколько ни лей воды в него, всё пусто; сколько ни толкуй умных речей, всё
позабудет.
-- Как, земляк? разве я не сказал тебе, что до Глечика? --отвечал гость, немного
удивленный такою странною забывчивостью.
-- До миргородского полковника? так нечего тебе и забираться так далеко: не кто другой,
как он, сидит перед тобою, мосьпане!
Если бы в это время пуля пролетела мимо ушей Лапчинского, он был бы менее удивлен. Так
внезапно, так неожиданно напасть на него врасплох, когда все мысли его разбрелись...
когда... Нет! не может быть: он ослышался! И глаза его неподвижно устремились на хозяина,
как бы желая удостовериться в лживости того, о чем донес ему слух его.
Иллюстрации



© 2009 Николай Васильевич Гоголь
Биография и творчество.
Главная Биография Портреты О творчестве Произведения Иллюстрации Полезные ресурсы
IT-DON - создание сайта, продвижение сайта