Николай Васильевич Гоголь
Антон Павлович Чехов

Николай Васильевич
Гоголь
Произведения

Гетьман

IV. МНЕ НУЖНО ВИДЕТЬ ПОЛКОВНИКА


1

-- Мне нужно видеть полковника, я к нему имею дело,-- говорил почти отрок 17 лет.
-- Тебе полковника?..--произнес с расстановкою сторожевой козак перед большою ставкою,
рассматривая и переминая на своей ладони, с какой-то недоверчивостью, грубый крошеный табак
-- это странное растение, которое с такою изумительною быстротою разнесла во все коицы мира
новооткрытая часть света. Трубка давно у "его была в зубах.-- На что тебе полковник? -- При
этом он взглянул на просителя. Это был почти отрок, готовящийся быть юношею, лет 16, уже с
мужественными чертами лица, воспитанного солнцем и здоровым воздухом, в полотняном крашеном
кунтуше и шароварах.-- С тобою не станет говорить полковник,-- примолвил козак, поглядев на
него почти презрительно и даже закинув назад алый рукав с золотым шнурком.
-- Отчего же он не станет со мною говорить?
-- Кто ж с тобою станет говорить? ты еще недавно молоко сосал. Если б у тебя был хоть
суконный кунтуш да пищаль, тогда бы конечно... Ведь ты, верно, попович или школяр? Знаешь
ли ты этот инструмент? -- примолвил козак с видом самодовольной гордости, указав на трубку.
-- Да думать...-- Но молодой воин остановился, увидевши, что козак вдруг онемел, потупил
глаза в землю и снял шапку, до того заломленную набекрень. Двое пожилых мужчин -- один в
коротком плаще с рукавами, выстеганными золотом, с узорно вычеканенными пистолетами, другой
в шитом кафтане с серебряною привесною к поясу чернильницею -- прошли мимо и вошли в
ставку. Дрожа и бледнея, шмыгнул за ними молодой человек и вошел в ставку.

Молодой человек ударил поклон в самую землю от страха, увидевши, как вошедшие перед ним
богатые кафтаны поклонились в пояс и почтительно потупили глаза в землю с тем безграничным
повиновением, которое так странно вмещалось вместе с необузданностью, чем особенно
славились козацкие войска. Прямо на разостланном ковре сидел полковник. Ему, казалось на
вид, было лет 50. Волоса у него стали седеть, сизые усы величаво опускались вниз. Длинный
синий рубец на щеке и лбу тянулся по его почти бронзовому лицу. Кажется, нельзя было
отыскать никакой резкой характерной черты, но просто оно выражало с спокойствием
уверенность козака. Глядя на него, можно было тотчас узнать, что у него рука железная и
мощно может управлять. На нем были широкие, синие с серебром шаровары. Верхнее платье
небрежно валялось на полу. Несколько пистолетов и ружей стояли, и висели по углам ставки
уздечки; в углу куль соломы. Полковник сам, своею рукой, чинил свое седло, когда вошли к
нему писарь и эсаул.
-- Здравствуйте, Панове, мои верные, мои добрые товарищи. Вот вам приказ: не пускать
далеко на попас, потому что татарва теперь рыскает по степям. Идти, как можно подальше,
избирайте траву повыше, и шапки даже не снимайте. Да чтоб козаки не стреляли по дорогам
дрохв и гусей, потому что и порох избавят даром, да что за мясоед такой козаку? Сухари да
вода -- то козацкая еда. А вы, мой любый кум и мой любезный приятель,-- при этом он
оборотился к писарю,-- сделайте сей же час прокличку и запишите всех, кто налицо. Да
смотрите оба, чтобы всё было как следует; а то я вам скажу, вчера я видел, как козак
кланялся что-то слишком часто на коне. Я хотел было... его, да жаль было заряда: у меня
пистолет был заряжен хорошим порохом...
2
-- Мне нужно к полковнику. Я хочу видеть самого полковника!
-- Тебе полковника? -- говорил полунасмешливым и полупрезрительным тоном сторожевой
козак, потряхивая откидными рукавами алого цвета с золотым шнурком и поглядевши пристально
на просителя, почти отрока, в темном длинном кунтуше.-- Подожди немножко.
-- Мне наскучило ждать, я устал и очень долго ожидаю.
-- Подожди немножко.
-- Да до коих пор ждать мне?
-- А вот, пока подрастешь,-- отвечал хладнокровно козак, готовя и прочищая свою трубку.
-- Дядюшка, ты мой батька, мать моя родная, пусти к полковнику!
-- Какого тебе дьявола нужно? Пан полковник не станет говорить с такими, как ты.
-- Не будет говорить, так прогонит, пусти только меня.
-- Нельзя, пан полковник теперь спит.
-- Лжет он. Я не сплю,-- послышался голос из ставки. Козак привстал. Молодой проситель
вздрогнул; бледность вдруг осенила его лицо, и сердце начало так сильно биться, что другому
можно было слышать его.
-- Ну, ступай, иди. Чего же стал!
Но обеспамятевший насилу мог собраться с духом. В это время пошли в ставку эсаул и
полковой писарь. Обрадовавшись этому случаю, он скрепился и пошел вслед за ними.
Иллюстрации



© 2009 Николай Васильевич Гоголь
Биография и творчество.
Главная Биография Портреты О творчестве Произведения Иллюстрации Полезные ресурсы
IT-DON - создание сайта, продвижение сайта